2017 год: к 100-летию Октябрьской революции

«Добавочная стоимость — это стоимость, создаваемая неоплаченным трудом наёмного рабочего сверх стоимости его рабочей силы и безвозмездно присваиваемая капиталистом».

Экономическую основу современной «империалистической» стадии развития капитализма составляет эксплуатация западными транснациональными корпорациями дешевой рабочей силы развивающихся стран. В стремлении увеличить прибыли эти корпорации заменяют высокооплачиваемый труд работников своих стран на более дешевый труд иностранных рабочих. Есть два пути достижения этой цели: эмиграция производства в развивающиеся страны или иммиграция оттуда дешевой рабочей силы.

В современном глобальном мире, где капитал беспрепятственно перетекает из одной страны в другую, заводы и товары свободно перемещаются через границы вслед за капиталом. Новейшая история показала, что можно использовать и второй способ: локальные конфликты и цветные революции неумолимо приводят к разрушению промышленного потенциала стран-мишеней. Это делает крайне дешевым вознаграждение за труд в этих странах и (или) вызывает миграцию дешевых трудовых ресурсов в страны, наживающиеся на эксплуатации труда гастарбайтеров.

В Великобритании и США, как и в большинстве развитых стран Запада, разница в уровне жизни между рабочими и топ-менеджерами корпораций гораздо меньше, чем разница между американским или английским рабочим и его китайским или индийским пролетарским коллегой. Имеют ли работники в богатых странах право жаловаться на банкиров и корпоративных менеджеров, получающих высокие зарплаты, когда они сами пользуются огромными преимуществами от эксплуатации дешевой рабочей силы миллионов работников из стран третьего мира?

Эта статья написана на основе статьи Джона Смита «Иллюзия ВВП: присвоенная стоимость как «добавленная»» («Value Added versus Value Capture»), которая была опубликована на сайте monthlyreview.org в 2012 году. Для тех, кто заинтересуется — полный  перевод данных статей на русский язык можно прочитать на сайте scepsis.net. Адреса ссылок есть в конце данной публикации. Я же постараюсь кратко передать основные идеи и факты, изложенные в этой работе.

Бесфабричная модель организации бизнеса

Современная картина мировой торговли довольно своеобразна. Западные корпорации конкурируют друг с другом, стремясь сократить себестоимость за счет использования иностранной дешевой рабочей силы. При этом они не владеют производственными мощностями и не занимаются непосредственно организацией производства. Товары, которые продает Apple производятся на заводах печально известной тайваньской корпорации Foxconn. Шведская компания “Hennes & Mauritz” (“H&M”) покупает футболки у независимого производителя в Бангладеш, и перепродает их в странах Евросоюза.

Компании же в развивающихся странах соперничают между собой за право производить товары для транснациональных корпораций, используя единственное конкурентное преимущество своей страны в виде избытка населения, нуждающегося в работе.

Джон Смит в своей статье рассматривает три глобальных товара в качестве примера эксплуатации рабочей силы в бедных странах: футболка, чашка кофе и ай-пад.

Футболка, которая производится в Бангладеш, а продается в Германии.

Джон Смит использует отрывки из статьи Тони Норвуда, который в свою очередь ссылается на исследование, опубликованное в немецкой газете Die Zeit. Фабрика, расположенная в Бангладеш, выпускает 125,000 футболок в день, из которых половина продается компании “Hennes & Mauritz” (“H&M”), а остальные другим западным компаниям. Тони Норвуд описывает следующее изменение стоимости одной футболки в процессе её производства и продажи.

0,40 евро стоимость 400 г хлопкового сырья, купленного у США фабрикой в Бангладеш
1,35 евро закупочная цена H&M, выплачивается за одну футболку бангладешской компании
1.41 евро добавилось 0,06 евро за доставку одной футболки в Гамбург (Германия)
3,40 евро добавилось около 2,00 евро, это расходы на транспортировку по Германии, расходы на маркетинг и администрирование, содержание отдела продаж и зарплату розничных продавцов в магазинах
4.16 евро после добавления чистой прибыли H&M в размере 0,60 евро и прочих расходов в сумме 0,16 евро
4.95 евро 0,79 евро — НДС, равный 19% и уплачиваемый немецкому государству

Как видно из таблички, шведская компания “Hennes & Mauritz” (“H&M”) покупает футболку на фабрике в Бангладеш за €1,35, а розничная цена футболки в Германии составляет уже €4,95. Таким образом, 73% от розничной цены футболки приходится на компанию-перекупщика и только 27% на компанию-производителя.

«большая часть розничной цены отходит государству в виде налогов и широкому кругу работников, руководителей, арендодателей и фирм в Германии. Дешёвые футболки и большой ассортимент других импортных товаров доступны для покупателя и в то же время являются важным источником дохода для государства и населения наиболее богатых стран».

Детальной калькуляции по расходам фабрики в Бангладеш нет. Но можно сказать, что сумма 0,95 евро (1,35-0,40=0,95) включает в себя заработную плату работниц, затраты на электроэнергию, стоимость сырья (кроме хлопка), амортизацию оборудования, а также маржу местной компании-производителя. Тони Норфилд оценил стоимость рабочей силы в себестоимости футболки примерно в 2-3 евроцента (0,02-0,03 евро). В этом случае прибыль розничной компании H&M на одной футболке в 20-30 раз превышает заработную плату рабочего, трудом которого эта футболка была произведена.

За день женщина, которая работает на этом заводе, зарабатывает всего 1,36 евро за 10-12 часовой рабочий день. Получается, что ежедневная заработная плата рабочего в Бангладеш меньше, чем то, что многие люди в богатых западных странах тратят на утреннюю чашку кофе в Starbucks.

Эта фабрика — всего лишь одна из 4,5 тыс. швейных фабрик в Бангладеш, на которых работают 3,5 млн человек. Согласно Норфилду, их низкая зарплата частично объясняет,

«почему богатые страны могут позволить себе множество продавцов, водителей доставки, менеджеров и администраторов, бухгалтеров, рекламщиков, широкий спектр социальных выплат и многое другое. Уровень заработной платы в Бангладеш особенно низок, но даже в разы более высокие зарплаты в других бедных странах приводят к тому же выводу: угнетение трудящихся в более бедных странах — прямая экономическая выгода для огромного количества людей в странах более богатых».

Да, конечно, у женщин, работающих на фабрике, жизнь несколько лучше относительно других таких же женщин в этой бедной стране. Но глобальная экономика беспощадна. Эксплуатируемые страны превращаются в поставщиков узкого ассортимента продукции для основных стран Запада. Когда меняются рыночные условия, фабрики закрываются, рабочие места теряются, и ранее процветавшие экономические центры разоряются. Этот феномен «призрачного города» может появиться в любой стране, учитывая то, как работает капиталистический рынок. Даже в самих США (Детройт и другие города «ржавого пояса»). Некоторые развивающиеся страны способны извлечь выгоду из своего положения (Китай), они достаточно большие для этого, а их элиты национально ориентированы. Но у большинства более слабых стран таких как Бангладеш или страны Африки нет ни единого шанса справиться со своей бедностью и отсталостью.

Производители кофе получают крайне малую часть от окончательной розничной цены

«Большая часть мирового кофе выращивается на небольших семейных фермах, которые обеспечивают занятость 25 млн фермеров и их семей по всему миру; но в мировой торговле кофе доминируют две американские и две европейские компании (“Sara Lee”, “Kraft”, “Nestlé”, и “Procter & Gamble”)».

Как и в случае с другими глобальными товарами большая часть стоимости приходится на страны-потребители кофе, а не на те страны, в которых кофе выращивается. При этом стоимость, которая считается добавленной в стране-потребителе кофе, все время растет. Так, в Великобритании импортная цена в 1975-1989 годах в среднем составляла 43% от розничной цены, а в 2000-2009 годах всего лишь 14%. Это означает, что в начале 21 века 86% стоимости к розничной цене добавлялось в самой Великобритании, и только 14% уходило в оплату производителям кофе и за транспортировку.

“iPod” — как распределяется прибыль?

Джон Смит ссылается на исследование, проведенное Грегом Линденом, Джейсоном Дедриком и Кеннетом Крэмером «Who Captures Value in a Global Innovation System? The case of Apple’s iPod». Согласно их данным в 2006 году из розничной цены в $299 на производителей данного товара приходилось $144,4 или 48%, а остальные $154,6 распределялись между компанией Apple, её дистрибьюторами и розничными продавцами, при этом часть через налоги уходило в доход государству. Разумеется, эти 154,6 доллара с каждой единицы продукции учитывались в  составе ВВП США.

Для создания “iPod” были задействованы около 13,000 низкооплачиваемых работников на заводах в Китае. В США “iPod” обеспечивал занятость примерно 14,000 работников, среди которых были как высокооплачиваемые инженеры и менеджеры, так и более дешевые рабочие места в сфере розничной торговли.

Всего лишь тридцать человек из 13 920, работавших в США, были заняты в производстве (со среднегодовой зарплатой $47,640); 7 789 были заняты в «розничной торговле и других непрофессиональных/неквалифицированных областях» (со среднегодовой зарплатой $25,580); а остальные 6 101 были «профессионалами», т.е. менеджерами и инженерами, вовлечёнными в исследования и разработку. На эту последнюю категорию приходилось более двух третей от зарплат, выплаченных в США: их среднегодовой доход составлял $85,000. При этом 12 250 китайских рабочих, занятых в производстве, получали $1,450 в год (или $30 в неделю) — всего лишь 6% от средней зарплаты американского работника, занятого в продажах, 3,2 % от зарплаты американского рабочего, занятого в производстве, и 1,8 % от зарплаты американского «профессионала». Количество работников, занятых в создании и продаже “iPod”, было одинаковым в США и Китае, однако в США в целом в качестве зарплат было выплачено 719 миллионов долларов, а в Китае — 19 миллионов долларов.

При этом далеко не все денежные потоки от продажи яблочной продукции достаются работникам Apple. Корпорация Apple готовит свою финансовую отчетность по состоянию на 30 сентября, поэтому уже есть данные за 2017 год. Самая большая статья в отчете о финансовом положении, кто бы мог подумать, это вложения в рыночные ценные бумаги (marketable securities), которые равны в целом 248,606 млн. долларов (194,714+53,892). Эта сумма составляет около 67% (т.е. 2/3) от валюты баланса. Получается, что компания Apple просто «лопается» от притока денежных средств, которые вкладываются в ценные бумаги во все возрастающих количествах.

Таблица 2. Выдержки из финансовой отчетности корпорации Apple, в млн. долларов

Когда мы принимаем во внимание не только разницу в заработной плате, но и условия, длительность, напряженность работы, а также практически полное отсутствие «социальных выплат», то становится неоспоримым, что рабочие Китая, Бангладеш и Мексики подвержены более сильной эксплуатации, чем рабочие в США, Испании или Германии. Другими словами, китайские, бангладешские и мексиканские рабочие получают в виде зарплаты меньшую часть созданного ими богатства, чем рабочие империалистических стран.

Статистика ВВП по странам  — что она показывает?

Китайские и прочие производственные мощности, на которых изготавливается и собирается яблочная продукция, не принадлежат корпорации Apple. Розничная компания “Hennes & Mauritz”, компании-продавцы кофе также используют бизнес-модель, при которой всё производство сосредоточено у независимых компаний-поставщиков. Компоненты и готовые продукты закупаются у этих поставщиков по контрактным ценам, а продаются на западных рынках по розничным ценам, значительно превышающим закупочные цены. Эта «добавочная стоимость» за вычетом расходов является прибылью западных компаний, а также составной частью ВВП «развитых» стран Запада.

«Каков вклад трёхсот тысяч рабочих “Foxconn” в Шэньчжэне (Китай), собирающих ноутбуки “Dell” и телефоны “Apple”, и десятков миллионов рабочих в остальных странах с низкой стоимостью труда, производящих дешёвые промежуточные товары и готовые продукты для западных рынков, в прибыли “Dell”, “Apple” и прочих ведущих западных компаний?  Согласно статистическим данным о ВВП, торговле и финансовых потоках — нулевой».

Как видно на примере трех рассмотренных выше товаров большая часть их розничной цены «создается» в стране, которая их потребляет, при этом увеличивая показатель ВВП этой страны. И лишь малая часть стоимости товара отображается в ВВП страны, в которой он был произведен. Переток добавленной стоимости из стран с низкооплачиваемой рабочей силой в конечном итоге обеспечивает процветание так называемых «развитых» стран Запада. Основным капиталистическим странам больше не нужно полагаться на прямое военное вторжение и колониализм, они могут извлекать прибыль, эксплуатируя рабочую силу развивающихся стран через рыночные механизмы.

Другими словами,

«добавленная стоимость» западных корпораций — это не то, что они произвели, а то, что они сумели присвоить путем неравноценного обмена, включая стоимость, извлекаемую из рабочей силы в отдаленных странах. И поскольку ВВП страны есть не что иное, как сумма добавленных стоимостей её компаний, статистика ВВП систематически уменьшает реальный вклад южных стран в глобальное богатство и преувеличивает значение «развитых» государств, тем самым скрывая все более паразитические, эксплуататорские со стороны Севера, империалистические отношения между ними.

Статистические данные о ВВП, торговле и производительности не являются объективными и независимыми. Вклад низкооплачиваемых работников стран третьего мира в мировое богатство сильно недооценен, тогда как внутренний валовый продукт США и других стран Запада в той же мере является переоцененным. Показатели ВВП всё больше и больше являются дымовой завесой, скрывающей паразитические отношения между западными корпорациями и рабочим классом в бедных и развивающихся странах.

Конкретные цифры, приведенные в статье, вероятно, несколько устарели. Однако высочайший уровень эксплуатации на швейных фабриках в Бангладеш и на китайских заводах Foxconn не подлежит сомнению. Капитал жаждет прибыли, и производство переносится туда, где степень эксплуатации рабочей силы является наибольшей. Транснациональные корпорации делятся присвоенной прибылью с бесчисленными поставщиками услуг в своей стране и государством, которое благодаря этому обеспечивает высокий уровень социальной защищенности граждан западных стран. «Неэквивалентный обмен» между развитыми странами и странами «третьего мира», приводит к крупномасштабному изъятию богатства у последних.

«прибыль компаний, расположенных в Европе, Северной Америке и Японии, стоимость всех финансовых активов, основанных на этой прибыли, а также уровень жизни граждан  сильно зависит от сверхэксплуатации рабочих в так называемых развивающихся странах.»

В апреле 1917 года В.И. Ленин в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма» писал:

«вывоз капитала, одна из самых существенных экономических основ империализма … налагает отпечаток паразитизма на всю страну, живущую эксплуатацией труда нескольких заокеанских стран и колоний».

С тех пор прошло 100 лет.

Список литературы:

1. «Value Added versus Value Capture» by John Smith — https://monthlyreview.org/2012/07/01/the-gdp-illusion/. Полный  перевод «Иллюзия ВВП: присвоенная стоимость как «добавленная»» на http://scepsis.net/library/id_3795.html

2. «What the ‘China Price’ really means» by Tony Norfield — https://economicsofimperialism.blogspot.ru/2011/06/what-china-price-really-means.html

 

Комментировать


* Нажимая на кнопку "Отправить комментарий" я соглашаюсь с политикой конфиденциальности

Поиск по сайту с помощью Яндекса
Подписка на новые статьи
«align=»absmiddle